?

Log in

No account? Create an account
Кто призван - тот призван так жить. Однако не нужно никогда называться тем, кем не являешься по сути. Как сказал старец Зосима: "Главное - себе не лгите".

Сайт отца Георгия Кочеткова
img

Из проповеди 12 декабря 2015 года



"...Нам нужно не только помнить о своем призвании, не только радоваться тому, что мы не прошли мимо, что мы откликнулись, но надо призвание каждый день исполнять. Этим даром нужно каждый день пользоваться. Надо каждый день этот талант пускать в оборот, чтобы его умножать...."
Оригинал взят у kassidi в Дороти Л. Сэйерс. Утраченные инструменты учебы. Окончание.
Напоминаю: Право распоряжаться публикацией русского текста любезно переданы переводчиком редактору (т.е. мне) и без моего разрешения републикация где-либо этого текста пока запрещена. Заинтересованных в таковой прошу связываться со мной лично или через комменты.

Начало статьи было здесь

Read more...Collapse )
Филолог Анна Рогожина об исследованиях найденного папируса и дискуссиях по поводу его аутентичности
Историк Ольга Эдельман о дореволюционной биографии Сталина, проблеме верификации источников и задачах исторического исследования
"— А вам стало что-то понятнее про Сталина, исходя из этой работы?

— Да, конечно. Когда такая крупная фигура из набора мифов превращается в скудную реальность, то все выглядит иначе, революционное движение приобретает какие-то совершенно иные оттенки, становится гораздо более приземленным."

бумажка с печатью для больничных листов и закорючкой.  Вспомнилось, как в старших классах угрожали нам:

- мы тебе такую харакетероистику напишем, что тебе я не возьмкт ни в ...

А еще мы подали документы в Конституционый суд по вопросу выплаты денег за семейноеобразование. Не промолчать и сказать слово - это плод покаяния.



Оригинал взят у tanya_morozova в Повод для получения удовольствия от жизни - отказ от реакции Манту



Сегодня Женька, младшая дочка, принесла из школы три бумаги:



Ну кажется, что человеку надо, чтобы начать получать удовольствие от жизни? Вот мне сегодня на два часа хватило этих бумажек. Я их любовно разгладила и села писать вдумчивый ответ.

Так как к прививкам свое отношение я уже высказала в книге, которую написала в соавторстве с Юлей Матвеевой На повестке дня: прививка - на чаше весов: здоровье, то подробно повторять его смысла нет, а коротко оно отражено в названии книги. :)

Вскоре домой пришел муж и подключился к творческому процессу. Я пользовалась наработками с сайта http://www.privivkam.net/iv/viewforum.php?f=8&sid=d08e84c1f48f1fbe3d72756acb2fdb1f, своей книжкой,  ну и, конечно, еще кое-что добавила от себя лично и от супруга. А иначе какое же это творчество? :)

Итак, текст нашего письма, которое мы отправим заказным письмом с уведомлением о вручении директору школу и главному врачу пол-ки.
Текст письмаCollapse )


Оставляю сие послание в моем ЖЖ. Надеюсь, что кому-нибудь оно тоже пригодится.

upd: Новые правила от 2014 года - заявление об отказе лежит здесь -
http://tanya-morozova.livejournal.com/593078.html

ниче так карта. детям своим покажу.

Удивительно в этой статье все! Время ее появления — 17:10. Сам круглый стол начался в тот день в

15-10. Фотография лысого мальчика,типичного, на взгляд редакции, ребенка на семейном обучении, взятая, как потом выяснилось, из репортажа «Горожане помогут собрать воспитанников детдомов в школу» . Но главное, в статье о том, что обсуждалось на круглом столе, говорит НЕ присутствовавший на нем господин Молев, возглавляющий комитет Мосгордумы по образованию


Оригинал взят у svd888 в Круглый стол в ОП г. Москвы и дезинформация«Родители верны классике». С таким заголовком 27 октября в 17:10 (!) появилась статья на сайте Вечерней Москвы, фото из которой вы видите, а с содержанием можете ознакомиться, пройдя по ссылке. Удивительно в этой статье все! Время ее появления — 17:10. Сам круглый стол начался в тот день в 15-10.
Недавно проходила акция поминания имен жертв политрепрессий. Безобидная акция.Но веть поминать и молиться мало. Что толку, если все то же самое продолжается? Нет, конечно толк есть.

За горящими воротами ФСБ наблюдала вся страна, ведь нет и не может быть на Руси, прошедшей через чекистский расстрел, безразличных к акции Петра Павленского. Разумеется, телевидение и радио уверяли, что случившееся "яйца выеденного не стоит", что поступок Петра Андреевича – это смешной и нелепый психический срыв. В переводе с номенклатурного языка на повседневный, власть сообщила, что находится в патовой ситуации, она не решается "не заметить" происшедшее, но не имеет возможности всерьез на него реагировать. Отсюда задача гражданского общества – видеть и реагировать всерьез!
На память, просто на память.

Оригинал взят у mi3ch в эффективный менеджер


Получил «патриотическое» письмо с требованием прекратить нападки на Сталина – гениального руководителя, великого полководца и эффективного менеджера, создавшего мощную экономику и спасшего страну от неминуемого разгрома Гитлером.

Родные мои, давайте я вам по-другому объясню. Давайте забудем на минуту, что убивать миллионы людей нехорошо, что устраивать голод и ограбить целую страну – неправильно. Забудем, что Сталин во многом помог Гитлеру прийти к власти, запретив коммунистам выступить единым фронтом с социал-демократами против фашистов.

Давайте я вам лучше расскажу про то, что такое настоящий гениальный руководитель и эффективный менеджер. Чтобы было с чем сравнивать.

Итак. У руководителя страны есть три основных фактора – люди, ресурсы и время. Проблема Сталина была в том, что он не понимал: в этой триаде самое главное – люди. Для него они были винтиками. У нас незаменимых нет (нынешняя власть в России вообще сделала ставку только на ресурсы, бездарно теряя время и занимаясь отрицательной селекцией, но это отдельная тема)

хххCollapse )
Оригинал взят у aorlov в Пути света и тьмы: Адоил, Арухаз и концепция двух путей во Второй книге Еноха (Part I)



Андрей А. Орлов


Пути света и тьмы:
Адоил, Арухаз и концепция двух путей во Второй книге Еноха

(перевод с английского Ирины Колбутовой)

Адоил
Рассказы о сотворении мира и человека, содержащиеся в апокалиптических литературных памятниках иудаизма, составляют концептуальную основу их содержания. Во многих из этих повествований можно обнаружить развитие тем и образов, присутствовавших ранее в первых главах Книги Бытия. В некоторых из этих источников повествование выходит за рамки привычных библейских рассказов, и в них авторы посвящают читателей в подробное рассмотрение реалий, предшествовавших творению видимого мира.
К подобного рода группе ранних иудейских источников относится Вторая книга Еноха, псевдоэпиграфическое сочинение, в котором читателю предлагается проникнуть в тайны творения, предшествующие появлению земного мира. К примеру, в главах 24-25 Бог раскрывает Еноху, допотопному герою, перенесенному на небеса, некоторые исключительные подробности тайн творения, которые невозможно обнаружить ни в других ранних рассказах о Енохе, ни в иных иудейских источниках времен Второго Храма. Одним из примечательных аспектов подобного рода откровения служит порядок событий, предшествовавших творению видимого мира: так, Бог сообщает мистику, что до появления видимого творения он вызвал из небытия к бытию светоносный эон Адоил, повелев ему стать основанием всего мироздания. В тексте рассказывается о превращении Адоила в краеугольный камень творения, на котором Бог устанавливает свой престол. Подробное описание этого откровения содержится как в краткой, так и в пространной редакциях Второй книги Еноха. В пространной редакции глав 24-й и 25-й говорится следующее:
Енох все, что ты видишь, все, кто стоят и ходят, созданы мной. Я же расскажу тебе первому, как создал Я из небытия и невидимого видимое. Ибо ни ангелам Моим не открыл тайн Моих, которые тебе сейчас возвещаю, не поведал им об их составе, ни бесконечному числу неразумных и разумных созданий моих. Вначале не было ничего видимого. Я один был распростерт в невидимом, как Солнце, от востока на запад и на восток. Но и Солнце имеет покой, Я же не имел его, ибо все Я создал. И замыслил Я поставить основание [и] создать видимое. И повелел Я в вышних, чтобы сошел один из невидимых – видимый. И сошел Адоил огромный. И посмотрел Я на него: и вот, в чреве его был великий свет. И сказал Я ему: Разрешись, Адоил, и пусть видимое родится от тебя. И он разрешился, и вышел [из него] свет превеликий, и Я был среди света <…>. От света изошел Век огромный, являя [собой] все создания, которые замыслил Я сотворить. И увидел Я, что это хорошо, поставил Себе престол и воссел на нем. И сказал Я свету: Взойди выше престола, и утвердись, и будь основанием вышних. И нет выше света ничего иного. И снова склонился Я, и посмотрел с престола Моего….

В краткой редакции 2 Енох 24-25 приводится схожее описание:
– Прежде, когда не было всего в начале, что Я сотворил из небытия в бытие, и из невидимого в видимое, и ангелам Моим не возвестил я тайны Моей, и не поведал им о создании <всего>, и не постигли <они> бесконечного Моего и непостижимого творения, – тебе же возвещаю ныне. Прежде, когда не было всего видимого, явился свет, Я же среди света один проезжал в невидимом, подобно тому, как ездит солнце с востока на запад и с запада на восток, но солнце находит покой, Я же не обрел покоя, поскольку все было несотворенным. И помыслил Я поставить основание, сотворить тварь видимую. И повелел Я в преисподнях, да взойдет одно из невидимых в видимое. И вышел Адоил, огромный весьма, и увидел Я что во чреве <своем> содержит <он> век великий. И сказал Я ему: “Разрешись, Адоил, и да будет видимое рождено из тебя.” И разрешился <Адоил>, и вышел из него век великий, несущий всю тварь, которую я хотел создать. И увидел Я, что <это> хорошо. И поставил Я Себе престол, и сел на нем, свету же сказал: “Взойди ты выше, и утвердись, и будь основанием для высшего.” И нет превыше света ничего иного. И увидев <это>, поднялся Я с престола Моего…

Адоил, светоносный эон и главный герой этой части повествования, представлен здесь особым помощником Бога, благодаря которому все творение приводится в бытие. Адоил, таким образом, понимается не просто как сотворенное существо, а как действующая сила творения. Описание процесса возникновения всего сотворенного мира из его тела еще выразительнее подчеркивает роль этой сущности как силы, приводящей все творение к бытию. Этот особый помощник Бога в творении принадлежит к разряду “невидимого,” существовавшего до сотворения мира, так как Адоил не появляется во время процесса творения, а “вызывается” Богом из сферы “невидимого,” что указывает на его предсуществование до сотворения мира. Вместо знакомого библейского выражения “да будет,” постулирующего творение ex nihilo, читателям славянского апокрифа предлагаются совершенно иные формулировки, такие как “да взойдет одно из невидимых в видимое.” В тексте подчеркивается мотив “сошествия” Адоила до того, как он принимает участие в творческом акте Бога, что также служит указанием на его изначальный высший статус, который также подразумевается в конце повествования, где Бог повелевает свету Адоила взойти превыше Божьего престола. И все же реальный статус Адоила в иерархии бытия покрыт тайной. Это загадочное существо представлено принадлежащим к “невидимым” вещам и это может указывать на его божественную природу, так как в краткой редакции 24-й главы Второй книги Еноха Бог сам находится посреди этих невидимых предсуществующих реалий. В тексте говорится: “Прежде, когда не было всего видимого, явился свет, Я же среди света один двигался в невидимом, подобно тому, как двигается солнце с востока на запад и с запада на восток.” Описание Бога, “двигающегося,” подобно солнцу, в “невидимом,” заставляет вспомнить о солнечной системе, с Богом в роли главного светила, а “невидимыми” вещами, возможно, ассоциируемыми с планетами. В подобного рода системе “планетарной” системе “невидимого,” эоны, включая Адоила, возможно понимаются, как “меньшие божества” или часть Божественной плеромы.
В разворачивающейся перед читателем драме сотворения мира Адоил изображен служащим Богу, покорно исполняющим его повеления и действующим строго согласно пожеланиям своего хозяина будучи, таким образом, “несущим всю тварь,” которую Бог задумал создать. Подобного рода описание производит впечатление, что Адоила возможно следует воспринимать в качестве демиургической десницы Бога. Роберт Генри Чарльз высказал предположение об этимологии имени Адоила, отметив, что оно, возможно, восходит к древнееврейскому l) dy, что переводится как “рука Бога.” Подобным образом и Ярл Фоссум подчеркивает демиургические коннотации имени Адоила, отмечая, что “согласно иудейскому учению Бог создал мир и человека своей собственной рукой (или руками), и творящая десница Божья, по-видимому, даже могла представляться в виде отдельного существа.” Концепция демиургических частей Божьего тела получила дальнейшее развитие в более поздней литературе иудаизма, где Енох-Метатрон зачастую воспринимается как ипостасная десница или перст Бога.
Следует отметить, что, в отличие от описания творения мира, представленного в первой главе Книги Бытия, где Бог создает видимый мир и его обитателей непосредственно своими повелениями, в славянском апокрифе Бог предпочитает действовать с помощью предсуществующего посредника, изображенного авторами текста как антропоморфное существо. Антропоморфный характер Адоила, к примеру, проявляется в упоминании его чрева. Более того, он также представлен взращивающим все творение внутри своего предсуществующего тела, а затем, подобно матери, рождающим целое мироздание, которое буквально возникает из его расщепленного тела, то есть, согласно автору Второй книги Еноха, мир возникает в результате распада первоначального антропоморфного сосуда, персонифицированного в виде Адоила, порождающего мироздание.
Еще одна важная отличительная черта образа Адоила – его связь с символикой света. В краткой редакции рассматриваемого апокрифа содержится намек на то, что скрытый предсуществующий свет был спрятан во чреве Адоила. Светоносная природа первоначального эона особенно ярко выражена в пространной редакции, поскольку в ней Бог изображен купающимся в лучах света, появляющегося в результате распада Адоила.

Арухаз
Подобно демиургическому свету, тьма во Второй книге Еноха также представлена предсуществующей, и она также обладает своей персонифицированной действующей силой, а именно Архасом или Арухазом. Как в краткой, так и в пространной редакциях славянского апокрифа эта мрачная фигура изображается в виде зеркального отражения Адоила, светоносного существа, как основание “преисподних.” В краткой редакции 2 Енох 26:13 можно найти следующее описание Арухаза:
И увидев <это>, поднялся Я с престола Моего, и воззвал из преисподних второго из них – да выйдет твердь из невидимого в видимое. И вышел Арухаз с твердью, тяжел и черен весьма. И увидел Я, что <так> должно. И сказал ему: “Сойди ты вниз, и утвердись, и будь основанием для нижнего.” И сошел он и утвердился, и стал основанием для нижнего. И нет под тьмою ничего иного.


В этом тексте Арухаз очень напоминает Адоила, однако это существо изображается как демиургический эон, или “сосуд” тьмы, порождающей все нижние реалии. Подобно эону света, Арухаз принадлежит к миру предсуществующего “невидимого,” и он также не сотворен, а “вызван к бытию.” Созидающие усилия похожи у обоих эонов, так как Арухаз также порождает творение по призыву “раскрыться.” Вероятно, как Адоил, так и Арухаз воспринимаются в качестве персонификаций света и тьмы, парадоксальным образом служащих зеркальными отражениями друг друга.

Концепция двух путей
Как мы уже убедились образы тьмы и света особенно ярко выявлены в описании самых первых эпизодов сотворения мира. Однако подобного рода символика присутствует и в других местах текста, где говорится о творении мира и человека, как, например, в истории о творении Адама в пространной редакции Второй книги Еноха, повествующей о выборе, предоставленном Богом первому из людей. Так, из главы 30-й Второй книги Еноха читатель узнает, как Бог открыл для первого человека два пути, а именно, света и тьмы:
И поставил Я ему четыре звезды особые, и назвал Я его Адам. И дал Я ему волю, и указал два пути – свет и тьму. (2 Енох 30:14-15).

Исследователи отмечали, что в этом источнике так называемая концепция “двух путей,” получившая развитие как в ранних иудейских, так и христианских письменных памятниках, выражена через образы света и тьмы. Подобная концепция не представляет собой оригинального изобретения автора нашего апокалипсиса, а основывается на предшествующих стадиях развития идеи о двух путях. В этих ранних источниках свет и тьма служат не просто предметом выбора для человечества, а получают удивительное воплощение в образах ангельских и демонических посредников, напоминающих фигуры Адоила и Арухаза из рассматриваемого иудейского апокрифа. В целях более глубокого понимания особенностей способа выражения идеи о двух путях во Второй книге Еноха и ее связи с первоначальными эонами света и тьмы нам необходимо более пристально рассмотреть некоторые ранние иудейские и христианские источники, содержащие рассуждения, относящиеся к данному преданию.
Иудейские свидетельства концепции двух путей
Некоторые исследователи указывают на то, что истоки концепции двух путей следует искать уже в библейских текстах. Так, например, в Книге Второзакония 30:15-19 говорится о путях человеческого рода в терминах жизни и смерти, и именно такое концептуальное противопоставление будет играть заметную роль в более поздних формулировках этой идеи. В Книге пророка Иеремии 21:8 также содержатся рассуждения о путях жизни и смерти как выборе для людей. Своеобразная форма этой концепции, которую можно обнаружить в Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова 33:7-15, где рассуждение о двух путях помещено в контекст подробного описания частей сотворенного мира, привносит в эту тему важный аспект первоначального творения. Данный аспект в подобного рода размышлениях станет отличительным признаком в более поздних источниках, содержащих концепцию двух путей, в том числе в таких текстах, как Наставление о Двух Духах (1QS 3:13-4:26) и Вторая книга Еноха. В еще одном источнике, содержащем идею двух путей, Завете Асира 1:3-5, предпринимаются попытки перенесения ее в область внутренней жизни человека, связывая пути с помыслами “в персях наших.” Как мы увидим позже подобный же мотив играет также заметную роль в 1QS.
В ранних текстах о Енохе также обнаруживается знакомство с идеей выбора человечества между двумя путями, представленными как путь праведности и путь беззакония, причем последний ассоциируется с путем гибели. В таких источниках, связанных с историей Еноха, можно обнаружить уже знакомую нам идентификацию двух путей с жизнью и смертью.
Подобным образом и в некоторых Кумранских рукописях читатель может обнаружить многочисленные упоминания предания о двух путях. Одним из важнейших примеров такого изложения рассматриваемых идей служит 1QS 3:13-4:26, также известный как Наставление о Двух Духах. В этом тексте, как и во Второй книге Еноха и некоторых христианских источниках, концепция двух путей выражена с использованием образов света и тьмы. В 1QS 3:17-21 говорится следующее:
Он создал человека для правления миром и поместил в нем двух духов, чтобы он ходил с ними до судного дня: это духи истины и лжи. Из источника света происходят поколения истины, а из источника тьмы – поколения лжи. И в руке Князя Светов власть над сынами справедливости; ходят они путями света. И в руке Ангела Тьмы полная власть над сынами лжи; ходят они путями тьмы.

В этом тексте не просто рассматриваются понятия света и тьмы, но они связаны со специфическими посредническими сущностями, в чьих именах и присутствуют эти понятия, а именно, их зовут Князь Светов и Ангел Тьмы. Более того, соответствующие группы людей здесь представлены как сыны света и сыны тьмы, то есть социальные группы, лидерами которым служат относящиеся к ним ангельские сущности. В Наставлении о Двух Духах также проявляется тенденция к перенесению концепции двух путей в область внутренней жизни человека, так как понятия света и тьмы представлены как два духа, сражающиеся в каждом человеческом сердце.
Концепция двух путей продолжила свое существование и в более поздней раввинистической литературе; к примеру, ее можно обнаружить в Палестинских Таргумах, где уже упоминавшийся ранее текст из Втор. 30 интерпретируется с использованием узнаваемых отголосков идеи о путях жизни и смерти.
Оригинал взят у aorlov в Прославление через страх во Второй книге Еноха (Part I)


Андрей А. Орлов


Прославление через страх во Второй книге Еноха
(перевод с английского Ирины Колбутовой)

Трепещет от страха Твоего плоть моя.
Пс. 118:120




Введение
Вторая книга Еноха начинается с описания сна седьмого допотопного патриарха. Во время этого сна Енох видит двух ангелов, спускающихся к нему в его земное жилище, чтобы забрать его на небеса. Ангельские гости патриарха представлены непомерно большими созданиями с сияющими лицами. Внезапно рассказ переходит от сна адепта к его видению в состоянии бодрствования. В тексте говорится, что, как только Енох был разбужен ангелами, он испытал очень сильный страх, созерцая своих гостей “наяву.” Страх мистика не представляет собой здесь необычного явления, так как подобная реакция часто упоминается в иудейских и христианских апокалиптических сочинениях: люди, как правило, чувствуют себя испуганными при встрече с небесными созданиями.
Но что необычно в этом повествовании, так это преображение Еноха, к которому, по-видимому, его приводит этот страх. В обеих редакциях рассматриваемого славянского апокрифа говорится о преображении лица мистика. Более того, в обеих редакциях подобного рода трансформация связана со страхом Еноха. Так, в пространной редакции 2 Енох 1:7-8 утверждается, что лицо патриарха “переменилось от страха.” Еще более удивительна метаморфоза лика нашего героя в краткой редакции апокрифа. Согласно ей лицо адепта не просто претерпело изменения, но просияло славой. Так, в краткой редакции 2 Енох 1:7-8 можно обнаружить следующее описание необычного состояния Еноха: “Я встал спешно и поклонился им, и вспыхнуло лицо мое от страха перед увиденным (блеща ся привидѣниемъ лице мое от страха) .” Один из выдающихся специалистов по Второй книге Еноха уже размышлял над уникальностью подобного прославления лика тайнозрителя через страх. По его мнению, “вариант текста, содержащийся [в рукописях] A и U, блещас(я), возможно, означает, что его [Еноха] лицо было сияющим .... Данный глагол действительно имеет смысл “сиять,” и он не относится к обычному набору лексических средств, используемых для обозначения страха, возникающего в результате небесного явления подобного рода ....”
При всей необычности обсуждаемых здесь образов можно предположить, что описание прославления мистика через страх не представляет собой случайной ошибки автора или кого-либо из переводчиков этого текста, которая могла бы возникнуть в процессе длительного бытования этого сочинения в различных культурах, отличающихся от первоначальной идеологической среды, давшей жизнь этому апокалипсису. Скорее всего таким способом передается характерная особенность теофанического опыта, которую можно обнаружить также и в других местах данного апокрифа. Если это так, то, по-видимому, совсем не случаен тот факт, что именно лицо мистика подвергается преображающей трансформации через страх. Исследователи уже ранее отмечали важность образа лица в этом апокрифе, высказывая предположение, что зачастую символизм подобного рода используется совсем не без оснований и имеет явный теофанический смысл. Так, в одном из кульминационных моментов истории патриарха во Второй книге Еноха, где описывается его превращение в светоносное ангельское существо на седьмом небе, его облик также начинает сиять славой пред пугающим Ликом Божьим. Упоминание о преображении мистика через страх в начале повествования о Енохе таким образом предвосхищает его будущую метаморфозу на небесах.
Задачей нашего исследования будет изучение мотива страха в славянском апокрифе и его значения для понимания преобразующих онтологических изменений, которые Енох претерпевает во время своего небесного путешествия.

Мотив страха в библейских повествованиях
Мотив страха, по-видимому, играет важнейшую роль в прославлении седьмого допотопного патриарха во Второй книге Еноха, и для более глубокого понимания этой темы нам необходимо прежде всего обратиться к библейским повествованиям, где мотив страха также очень часто присутствует в описаниях видений патриархов и пророков. Поскольку страх, и особенно страх Божий, довольно часто упоминается в Библии, мы ограничим наше исследование историями, в которых человеческий страх вызван видением потустороннего существа – божественного или ангельского. Более того, в нашем анализе различных теофанических явлений в библейском каноне мы сосредоточим наше внимание только на некоторых характерных особенностях, ставших, по нашему мнению, определяющими для концепций, лежащих в основе повествования нашего славянского апокрифа.
Следует отметить, что в ранних иудейских письменных памятниках страх часто упоминается при описании эмоционального состояния героев повествования, ставших свидетелями явления им Бога или ангелов. В ранних текстах из Пятикнижия, где говорится о богоявлениях и ангелоявлениях ветхозаветным патриархам и пророкам можно обнаружить упоминания об ужасе, испытываемом ими при встрече с подобными потусторонними явлениями. К примеру, сразу после грехопадения первого человека, в третьей главе Книги Бытия сообщается о страхе Адама перед Богом, посетившим Рай. В Книге Бытия также содержатся рассказы об чувстве страха, который испытывали другие герои веры - Авраам, Исаак и Иаков в моменты, когда им являлись Бог и ангелы. Страх, испытываемый тайнозрителем, также становится одним из основных мотивов в пророческих и апокалиптических книгах библейского канона, особенно в Книге пророка Даниила. В то время как в библейских рассказах можно обнаружить великое множество упоминаний о пугающих явлениях Бога и ангелов людям, решающее значение для развития концепций, обнаруживаемых в славянском апокрифе, по-видимому, имела особая группа библейских мотивов, а именно описания событий, связанных с видениями, явленными самому выдающемуся визионеру ветхозаветного канона – сыну Амрама, испытавшему несколько совершенно особенных встреч с Богом и ставшему образцом мистического созерцателя. Мы обнаруживаем упоминания о страхе Моисея уже в начале его пророческого пути, а именно во время его первой встречи с высшей реальностью, представленной в третьей главе Книге Исхода. В дальнейших описаниях его встреч с Богом на горе Синай в различных текстах из Книг Исхода и Второзакония мотив страха Моисея часто сопоставляется с откровением образа Божьего Лица. Такого рода сопоставление мотива опасности с концепцией Божьего Лица в библейских рассказах о Моисее оказало огромное влияние на авторов Второй книги Еноха, где тематика устрашающего светоносного Божьего Образа становится одной из концептуальных основ содержания этого сочинения. В библейских рассказах о Моисее, ставших своего рода образцами для более поздних описаний мистических видений, особо разрабатывается важнейшая тема смертельно опасных последствий, которое несет визионеру созерцание Лица Бога (Паним). Так, например, в Исх. 33:20 Бог предупреждает Моисея об опасности, связанной с созерцанием его Лица: “лица Моего не можно тебе увидеть; потому что человек не может увидеть меня и остаться в живых.” Мотив подобной же гибельной опасности, сопровождающий откровение Лица, еще далее усиливается наставлением Бога в Исх. 33:22, где Он приказывает Моисею укрыться в расщелине скалы и обещает защитить пророка своими руками.
В славянском апокрифе теме опасности видения Божьего Лица также посвящены особые долгие рассуждения. В моих прежних исследованиях я уже высказывал предположения о том, что в подобного рода преданиях можно обнаружить влияние библейских рассказов о Моисее. Так, в 2 Енох 39:3–6, как и в истории Моисея, представленной в Книге Исхода 33, мотив Лица тесно связан с богоявлением, и это Лицо воспринимается не просто как часть тела Господа, а как своего рода сияющий “фасад” всего Его антропоморфного образа.
На богословское содержание Второй книги Еноха оказало значительное влияние также и еще одно предание, лежащее в основе рассказов о откровениях, полученных Моисеем, которое можно обнаружить уже в библейском каноне, а именно, традиция прославления лица мистика после его общения с Божьим Паним. Из этого предания мы также узнаем, что израильтяне увидевшие прославленный лик пророка, были испуганы переменами, произошедшими с лицом сына Амрама. Так, в Исх. 34:29–35 представлен Моисей после его встречи с Господом. В этом тексте говорится:
Когда сходил Моисей с горы Синая ... Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами от того, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему ... и Моисей опять полагал покрывало на лице свое, доколе не входил говорить с Ним.

Сообщение о том, что лицо пророка было прославлено, – не единственная значимая особенность этого текста. Не менее важным представляется и мотив страха, который испытывают люди, увидевшие преображение лица Моисея. Во Второй книге Еноха можно обнаружить очень похожее сочетание мотивов, а именно, прославление лица Еноха совпадает с мотивом чувства опасности. Так в главе 37-й Второй книги Еноха подробно излагается необычная процедура, которой подвергается лицо мистика, во время заключительного этапа его общения с Богом на седьмом небе. Из этого повествования мы узнаем, что после того, как лицо патриарха было прославлено, и ему были открыты величайшие тайны вселенной, Енох теперь, как и Моисей, должен вернуться к людям, чтобы рассказать им о полученных откровениях. Однако его прославленный небесный лик, как и в случае великого пророка, мог оказаться препятствием для его общения с людьми. Предвосхищая возможные трудности подобного рода, Бог поэтому призывает одного из своих старших ангелов для того, чтобы тот остудил лицо Еноха. В тексте говорится, что ангел был “устрашающим и грозным,” он был белым как снег, а его руки были холодны как лед. Этими холодными руками он и остудил лицо патриарха. Сразу вслед за этой необычной процедурой охлаждения Господь поведал Еноху, что, если бы его лицо не охладили, никто из людей не смог бы приблизиться к нему. Такого рода упоминание об опасности, связанной с сияющим лицом патриарха после его встречи с Богом, сопоставимо с мотивом сияющего лица Моисея, преображенного после его опыта общения с Богом на горе Синай, о котором говорится в Книге Исхода.

Мотив страха мистика в ранних источниках, содержащих рассказы о Енохе
Ранее мы уже отмечали, что страх ветхозаветных патриархов и пророков при их переживании богоявлений представляет собой постоянный мотив встречающийся в библейских книгах Бытия и Исхода. Зачастую, вдохновленные этими описаниями встреч Адама, Авраама, Иакова и Моисея с божественными и ангельскими существами, авторы иудейских псевдоэпиграфических текстов стремились развить эти темы, поместив их в новый контекст мистических видений.
Мотив страха мистика, разумеется, не был предан забвению и в ранних текстах о Енохе, группе источников, представляющих собой одну из самых значительных ранних компиляций иудейской мистической традиции. Из одного из самых древних рассказов о Енохе, Книге Стражей, читатель узнает о страхе седьмого допотопного патриарха, испытанном им при его приближении к Божьему Престолу. В 14-й главе этого раннего источника, связанного с именем Еноха, представлен вход мистика в некое пространство, которое, по-видимому, следует воспринимать как небесный Храм, священную обитель Бога, особенный топос, наводящий ужас не только на людей, но и на небесных созданий. В 1 Енох 14:9-14 содержится следующее описание путешествия мистика по небесному святилищу:
…и я приблизился к одной стене, которая была устроена из кристалловых камней и окружена огненным пламенем; и она стала устрашать меня. И я вошел в огненное пламя, и приблизился к великому дому, который был устроен из кристалловых камней; стены этого дома были подобны наборному полу (паркету или мозаике) из кристалловых камней, и почвою его был кристалл, его крыша была подобна пути звезд и молний с огненными херувимами между нею (крышей) и водным небом. Пылающий огонь окружал стены дома, и дверь его горела огнем. И я вступил в тот дом, который был горяч как огонь и холоден как лед; не было в нем ни веселия, ни жизни: страх покрыл меня и трепет объял меня. И так как я был потрясен и трепетал, то упал на свое лицо….

В этом тексте очень интересной и значительной деталью представляется замечание о том, что Енох был не просто испуган, испытав пребывание в потустороннем мире, но то, что он буквально был “покрыт страхом.” Исследователи уже ранее отмечали необычную интенсивность этого описания состояния страха. К примеру, Джон Коллинз отмечает, что в этом тексте содержится “тщательно подобранные выражения для передачи состояния ужаса, испытанного Енохом.” Еще одна исследовательница, Марта Химмельфарб, также обращает внимание на силу воздействия Божьего присутствия на мистика, которая, по ее мнению, даже превосходит соответствующий мистический опыт в библейских рассказах о видениях Бога, в том числе в видениях Иезекииля. Химмельфарб отмечает, что “поклонения Иезекииля, выраженные в его распростертом положении, никогда не сопровождаются мотивом страха; о них говорится каждый раз в одних и тех же выражениях, причем без упоминания о каких-либо чувствах, почти как о ритуальном преклонении перед Божьим величием. В Книге Стражей, наоборот, подчеркивается глубина эмоционального переживания мистика в ответ на явление ему Бога.” Более того, в Книге Стражей страх мистика это реакция не просто на явления Бога или ангелов, но также и на само священное место, в чем очевидно проявляется особый культовый аспект человеческого страха. Понятие “культового” страха имеет также важное значение в некоторых текстах из Библии, где мотив опасности нередко связан с особым священным местом, а именно, Святая Святых. Следовательно, необходимо уточнить, что тема страха Еноха, которой посвящено немало страниц в Книге Стражей, сочетает в себе, помимо традиций, связанных с мистическими переживаниями явления Бога, также и священнический аспект, иногда даже преобладающий в описаниях страха Еноха над мотивом мистического видения. Марта Химмельфарб отмечает по этому поводу, что
… несмотря на присутствие образа Бога на троне из херувимов в описании поклонения Еноха, его страх вызван не угрожающим видом Бога. Скорее, чувство страха возникает из-за того, что Енох находится в доме из кристаллов града, что и заставляет его дрожать и трепетать, а в конце концов и упасть вниз лицом …. Таким образом, в Книге Стражей подчеркивается мотив славы Божьего небесного храма, и именно он, а не видение Бога само по себе, служит причиной возникновения страха Еноха.

Важно отметить также, что уже в относящейся к енохической традиции Книге Стражей о явлении Бога непосредственно говорится как о явлении его “Лица,” намекая таким образом на историю Моисея, что потом станет главным смысловым центром в концепции явления Бога, представленной в славянском апокрифе.
Более того, в ранних рассказах о Енохе, и особенно в Книге Притч (главы 37-71 Первой книги Еноха), можно обнаружить еще одну тенденцию, получившую развитие и переосмысление во Второй книге Еноха, а именно, связь между теофаническим страхом мистика и преображения его физического тела. Так, к примеру, в повествовании о встрече мистика с Богом из 60-й главы Первой книги Еноха мотив страха мистика совпадает с парадоксальным упоминанием о “расплавлении” физического тела адепта.

Лицо, наводящее ужас
Как мы уже убедились мотив страха седьмого допотопного патриарха уже был связан с его преображением в ранних рассказах о Енохе, однако в славянском апокрифе эта связь выражена еще более очевидным образом. Более того, во Второй книге Еноха теофанический страх обретает свое новое символическое измерение благодаря тому, что он становится постоянным спутником всех преображений Еноха, испытываемых героем на протяжении его небесного путешествия.
Исследователи уже ранее отмечали интенсивность средств выражения, используемых для передачи чувства страха в этом тексте. Так, Марта Химмельфарб заметила, что лексика в тексте Второй книге Еноха имеет более экспрессивный характер для передачи чувства страха, чем в других иудейских апокалиптических источниках, в том числе и в ранних рассказах о Енохе. Размышляя над повторяющимися формулами выражения страха, с помощью которых Енох сообщает о своем чувстве своему небесному спутнику, Гавриилу, исследовательница подчеркивает интенсивность подобных высказываний в рассматриваемом тексте:
Страдания, выраженные словами, обращенными к Гавриилу, “Увы мне, господин, отступила душа моя из меня от страха” (9:10), представляют собой разительный контраст с отсутствием выражения какого-либо чувства в рассказе о видении Бога Левием в небесном храме в сочинении Завет Левия, а также значительно отличаются от описания видения в Книге Стражей, где подчеркивается мотив ужаса, который испытывает мистик, оказавшись в небесном храме. Глубина чувства страха, который испытывает Енох, оставшись без своих спутников, способствует подчеркиванию величественности событий, которые должны произойти в дальнейшем.

Лексика, используемая для описания состояния страха, буквально пронизывает все повествование Второй книге Еноха, начиная с самых первых строк этого апокалиптического памятника. Однако формулировки, которые передают это чувство при встрече Еноха с Божьим Лицом, видением, играющим роль кульминационного пункта в теофаничеком богословии этого повествования, приобретают самую высокую степень напряженности. Сильный страх, испытываемый мистиком во время устрашающей встречи с Богом, так глубоко проникает в душу Еноха, даже в его недавно обретенном ангельском состоянии, что это чувство становится первым предметом его откровения человечеству во время его краткого пребывания на земле. Так, в самых первых словах поучения Еноха своим сыновьям он сообщает об устрашающем характере его встречи с Божьим Лицом. В пространной редакции 2 Енох 39:8 содержится следующее описание этого события:
Страшно и претрудно стоять перед лицом царя земного, пугающе и очень это опасно, ибо воля царя – смерть, и воля царя – жизнь. Насколько же страшнее и опаснее стоять перед лицом Царя всех земных царей и всех небесных воинств, распорядителя живых и мертвых. Кто вынесет это безвременное страдание?

Несомненно, этот текст во многих отношениях служит одним из концептуальных связующих звеньев славянского апокрифа. Как уже отмечалось ранее, образ лица имеет огромное значение для всей концептуальной ткани этого апокалиптического текста, в котором видение Божьего Лица (Паним) представляет собой наивысшую степень мистического опыта, полученного Енохом в потустороннем мире. Данный славянский апокриф с его постоянно используемой образностью небесных ликов, тесно связан по смысловому наполнению не только с ранними книгами о Енохе, в которых как мы уже убедились тоже присутствует терминология “лица,” но, что еще важнее, с более поздней литературой Чертогов (Хейхалот), в текстах которой созерцание мистиком Лица Бога становится самым существенным аспектом откровения. Специалисты в области ранней иудейской мистики ранее уже размышляли о значении подобного рода образного строя, отмечая, что мотив Божьего Лица становится “кульминационным пунктом мистического восхождения” адептов литературы Хейхалот. Так, Петер Шефер обращает внимание на то, что в Хейхалот Раббати, к примеру, Божье Лицо служит “целью восхождения для йоред меркава, однако в данном тексте это утверждение одновременно парадоксальным образом отрицается, так как в заключении подчеркивается, что Его лицо ‘уразуметь’ невозможно.” Следует обратить внимание, что в литературе Хейхалот, как и во Второй книге Еноха, содержатся намеки на переосмысление преданий связанных с именем Моисея. Шефер также отмечает, что для мистика, принадлежавшего к традиции Хейхалот, мотив Божьего Лица служит “не просто самым главным проявлением Божьей красоты, а, следовательно, и его разрушительной природы, но в то же время и кульминационным пунктом мистического восхождения.” Таким образом, Божье Лицо становится высшей целью небесного путешествия, поскольку, согласно Шеферу, “все, что Бог желает передать йоред меркава, … сконцентрировано в Божьем Лице.”
Более того, в литературе Меркавы мистические созерцатели не только получают знание о Божьем Лице и передают это знание другим людям, но и сама их природа преображается при встрече с Божественным Ликом. Этот мотив напоминает о похожей концепции преображения мистика в нашем славянском апокрифе.
Как уже было показано в нашем исследовании Второй книги Еноха, встреча со вселяющим страх Божьим Лицом преображает тело седьмого патриарха, которое само становится светоносной сущностью. Следует напомнить, что в этом тексте особенно подчеркивается аспект преображения лица мистика, так как в нем читателю сообщается, что Бог повелевает специальному ангельскому служителю остудить лик патриарха перед его возвращением в земной мир. Возможно, что некоторые особенные подробности в описании этого ангельского служителя также указывают на преобладающую тенденцию в этом апокалиптическом тексте, в котором так часто подчеркивается мотив преображающей силы страха.
Оригинал взят у aorlov в Прославление через страх во Второй книге Еноха (Part II)


“Устрашающий” ангел
Как было упомянуто ранее, один из главных концептуальных аспектов мотива опасности в славянском апокрифе состоит не только в том, что Лицо Божье представлено устрашающим, но также и в том, что и лицо визионера также способно спровоцировать страх. Поэтому опасность, исходящая от его преображенного лика, должна быть умерена перед его нисхождением в область земного обитания людей. В нашем исследовании уже отмечался тот факт, что на формирование этой концепции во Второй книге Еноха оказала большое влияние история Моисея, и особенно мотив его светоносного лица, отраженный в 34-й главе Книги Исхода. Исследователи нередко подчеркивали сходство мотива вселяющего страх лица визионера в славянском апокрифе и в истории Моисея, однако почти никто не пытался объяснить различия между обеими традициями. Одно из таких различий состоит в том, что, в отличие от лица Моисея, лицо седьмого допотопного патриарха подвергается обратной трансформации перед его возвращением в область человеческого обитания, а именно, его лицо остужает особый ангел-служитель. В пространной редакции 2 Енох 37:1-2 это событие описывается следующим образом:
И призвал Господь одного из ангелов своих верховных, устрашающего и грозного (страшнаа и грозна), и поставил рядом со мной. И был ангел бел видом, как снег, и руки его подобны льду, с видом великого холода. И он остудил лицо мое, поскольку не стерпел бы я страха Господнего, как невозможно вынести пламени печи и жара солнца и холода смерти. И сказал мне Господь, “Енох, если бы твое лицо здесь не остудили, никто из людей не смог бы взглянуть на твое лицо.”

Образ загадочного ангельского служителя, остужающего лицо Еноха, заслуживает более пристального внимания. В нашем тексте этот небесный служитель определен как устрашающее и грозное существо. На первый взгляд, не совсем понятно, почему в нашем описании ангел, отвечающий за превращение мистика в обычное существо, охарактеризован подобным образом. Однако, учитывая особенности других преображений визионера, упомянутых во Второй книге Еноха, особенно тех, которые касаются его лица, определение ангела как грозного и устрашающего существа приобретает особый смысл. Такое определение вызывает в памяти читателя преображение мистика перед Божьим Лицом, когда его природа подверглась всеобъемлющей метаморфозе благодаря устрашающему Образу Божьему. Более того, это определение также напоминает об описании преображения лица Еноха в самых первых строках нашего апокалиптического сочинения. Как мы помним, что символизм преображения лица также тесно связан там с мотивом страха. Как в славянском апокрифе, так и в истории Моисея трансформации лица мистика сопутствует чувство страха. Устрашающая природа образа, созерцаемого мистиком, по-видимому, служит катализатором трансформации, так как только таким способом появляется возможность для преображения человеческой природы. При встрече Еноха с “остужающим” ангелом, представленной во 2 Енох 37, мы обнаруживаем похожее сочетание мотивов: тот факт, что ангел, благодаря которому происходит обратное преображение Еноха, – устрашающее существо, служит указанием не только на мотив опасности, связанный с появлением представителя потустороннего мира, но также и косвенно свидетельствует о страхе мистика, претерпевающего преображение. Теперь лицо Еноха трансформируется в обратном направлении, превращаясь из прославленного лика в лицо обычного человека; но здесь как и прежде перед нами вновь предстает преобразование лица визионера через страх.

Нетленность, обретенная через страх
Изменения, произошедшие в природе мистика на небесах, не забыты и во второй части нашего апокрифа, описывающей нисхождение Еноха на землю, во время которого, он должен поведать своим детям и людям земли о своем потустороннем опыте. Несмотря на то, что устрашающий ангел остудил лицо Еноха перед его нисхождением в низшие сферы творения, его преображенная природа однако не была полностью возвращена в ее прежнее человеческое состояние. Этот факт становится очевидным в ходе трапезы патриарха в кругу семье, где мы узнаем, что Енох уже не человеческое существо, а нетленное небесное создание, более не нуждающееся в земном пропитании. При этом его близкие, по-видимому, введены в заблуждение его “остуженным” лицом, ошибочно полагая, что Енох все тот же человек, насыщаемый обычной пищей. Так, по прибытию визионера на землю, сын Еноха Мефусалом приглашает своего отца принять участие в семейной трапезе. Патриарх отклоняет предложение своего сына, говоря ему, что человеческая пища ему более не приятна, из чего становится понятным, что его человеческая природа претерпела изменения, и он теперь не нуждается в пище людей. В обращении Еноха к Мефусалому мы обнаруживаем также интересные замечания, относящиеся к предмету нашего исследования: Енох соотносит свое превращение в нетленное существо со страхом, испытанным им в вышнем мире. В краткой редакции 2 Енох 56:2 представлено следующее объяснение патриарха: “Енох же ответил сыну своему, говоря: ‘Знай, чадо, что с тех пор, как умастил меня Господь елеем славы своей, и вострепетал я (и страшно бысть мнѣ), не услаждает меня пища, и не хочется мне <ничего> из земных блюд.’”
В этом эпизоде, в котором преображение мистика связано с испытанным им страхом во время его встречи с Божьим Лицом на небесах, вновь ощущается присутствие общей богословской тенденции данного славянского апокрифа, а именно стремление к соединению мотива страха мистика с темой его небесного преображения.

Прославление праведников через страх Божий
Мы уже отмечали тот факт, что в свидетельствах о преображении Еноха, отраженных в 1-й и 56-й главах Второй книги Еноха, страх Еноха, по-видимому, служит одной из причин обретения им статуса прославленного существа. Еще одно доказательство подобного рода связи страха и преображения, возможно, содержится в 43-й главе, где также, по-видимому, присутствует намек на такую ассоциацию. В этой главе седьмой допотопный патриарх произносит последние этические наставления своим детям перед его повторным вознесением в вышний мир. Содержание этих наставлений составляет изложение норм нравственного поведения, противопоставленных беззаконным и порочным привычкам. Из наставлений патриарха читатель узнает, что боящиеся Бога будут прославлены. В краткой редакции 2 Енох 43:3 говорится следующее: “Но нет никого достойнее боящегося Господа, ибо боящиеся Господа славны будут во век (боящи бо ся Господа славнии будутъ в вѣк).” В пространной редакции содержится текст похожего содержания: “Хотя эти слова слышны отовсюду, тем не менее, нет никого достойнее боящегося Бога. Будет он более всех прославлен в веке том.”
На первый взгляд может показаться, что упоминание о прославлении людей благодаря страху Божьему, присутствующее в контексте этических наставлений Еноха, не несет в себе никакой антропологической смысловой нагрузки и не имеет прямого отношения к мотиву преображения человеческой природы. Тем не менее, более пристальное рассмотрение ближайшего контекста этого высказывания может подсказать нам наличие в нем антропологического смысла. Не представляется случайным совпадением тот факт, что непосредственно после этой фразы Енох приступает к размышлению о “лице,” а символизм этого образа, как мы уже показали, играет ключевую роль в других местах славянского апокрифа, где мотив страха связан с преображением человеческой природы. Так, во 2 Енох 44:1-2 говорится:
Господь руками своими создал человека в подобие лица своего, малого и великого сотворил Господь. И кто оскорбляет лицо человеческое – оскорбляет лицо Господа, кто гнушается лица человеческого – гнушается лица Господа, презирающий лицо человека – презирает лицо Господа….

В этом тексте читатель может узнать уже знакомое ему соответствие мотивов Божьего Лица и лица человеческого существа, и это соответствие, как мы помним, получает важнейшее значение при описаниях преображения Еноха в прославленное состояние.
Здесь нужно также отметить, что в общепринятом разделении апокрифа на главы отрывок о прославлении боящихся Бога отделен от рассуждения о лицах Бога и человека, тем, что они находятся в разных главах. И все же, возможно, что в первоначальном замысле авторов этого апокалиптического источника, предполагалось, что эти два размышления должны восприниматься как единое целое, что особенно очевидно в свете других теофанических описаний, представленных во Второй книге Еноха. В таком случае знакомая нам концептуальная связь между страхом и прославлением, проявляющаяся в контексте рассуждений о Божьем Лике и человеческом лице, относится также и к природе избранных человеческих существ, предопределенных к тому, чтобы тоже испытать подобного рода преображение.

Страх Адама
В нашем исследовании концепций, содержащихся в славянском апокрифе, мы пришли к выводу, что часто встречающиеся в нем описания страха визионера могут означать не только человеческое эмоциональное состояние и относится не просто к реакции на небесные явления, но также и к особому мистическому опыту, который, возможно, был способен привести людей к состоянию прославленного небесного существа. Подобного рода переход человека из его падшего состояния в статус небесного обитателя, который достигается через страх, напоминает нам о некоторых преданиях, связанных с историей творения и грехопадения первых людей. Мы уже упоминали о том, что самый первый случай библейского повествования о человеческом страхе можно обнаружить в третьей главе Книги Бытия, где описывается страх первого человека перед Богом после его грехопадения в Раю. Анализируя это событие, произошедшее с Адамом, некоторые исследователи высказывают предположение, что страх первого человека, возможно, служит признаком его только что приобретенного падшего состояния. Также высказывались мнения о том, что подобного рода мотив, соединяющий в себе страх перед явлением Бога с грехопадением и потерей надлежащего предстояния перед Богом, можно обнаружить также и в библейских историях связанных с Моисеем, где подчеркивается страх сынов Израилевых перед Божьим Лицом после их поклонения золотому тельцу. Анализируя эти библейские предания, Ян Уилсон отмечает, что “возможно, страх сынов Израилевых перед Божьим Лицом – и Божьим присутствием в целом – проистекает из библейской концепции грехопадения человека в Эдемском саду (Быт. 3). До грехопадения нет никаких указаний на то, что мужчина и женщина каким-либо образом выражали страх перед Божьим присутствием, однако после грехопадения приближение Яхве вызывает в них сильное чувство страха (см. Быт. 3:8).”
Наблюдения подобного рода очень важны для нашего исследования, так как в них можно найти ключ к пониманию преображающей природы страха в рассматриваемом нами славянском апокрифе. В то время как ученые ранее предпринимали попытки объяснить связь грехопадения первого человека с происхождением страха перед Богоявлением, тем не менее, еще один очень важный аспект концепции, представленной в третье главе Книги Бытия остался без внимания, а именно, нагота Адама, мотив, с которым так тесно связано чувство страха первочеловека, упомянутое в Быт. 3. Символизм наготы, который можно обнаружить в этом тексте, служит указанием на присутствие ряда важных антропологических мотивов, связанных с преображением человеческой природы. Так, в иудейской и христианской традициях нагота первых людей очень часто связывалась с потерей ими т.н. “одеяний света,” – убранства, пронизанного славой, в которое были одеты первые люди до их грехопадения в Эдемском саду. На эту потерю, возможно, уже содержится намек в библейском рассказе о грехопадении, когда Бог создает кожаные одежды для первых людей после их грехопадения.
Если в самом деле можно предположить, что страх Адама и Евы, который они испытали после грехопадения, о чем говорится в Быт. 3, связан с утратой ими светоносного антропологического одеяния, что заставило их чувствовать себя “нагими,” тогда эта связь помогла бы нам в понимании некоторых богословских тенденций во Второй книге Еноха, в особенности связанных с мотивами восприятия богоявлений. Возможно, в описаниях подобного рода видений теофанический страх служит не только напоминанием об утрате светоносных одеяний, но также и представляет собой возможность преображения, возвращающего тайнозрителя из падшего рода людского в его некогда утраченное славное состояние. Страх, впервые проявившийся при потере светоносных одежд, теперь выступает символом обретения этого светоносного убранства. Таким образом, здесь эсхатология, как и во многих других иудейских апокалиптических источниках, в какой-то мере служит зеркальным отражением протологии – а именно, истории творения и грехопадения первого человека.
Таким образом, страх мистика служит важной предпосылкой и катализатором для изменения падшей природы человечества и первой ступенью к ее восстановлению к состоянию до грехопадения. В этом отношении полезно было бы напомнить о ранее упомянутой концепции, которую можно обнаружить в пространной редакции 2 Енох 43:3, где говорится, что те, кто боятся Бога, “славны будут во век.”

Заключение
В заключении нам следует вновь возвратиться к повествованию о прославлении лица Еноха, представленному в первой главе нашего апокрифа. Можно предположить, что подобного рода описанием авторы текста намеревались не только предварить прославление Еноха перед вселяющим страх Божьим Лицом, содержащееся в 22-й главе, но также и указать на будущее эсхатологическое преображение праведников. По этому поводу интересно отметить, что в структуре начальных глав Второй книги Еноха парадоксальным образом отражается макроструктура всего апокрифического памятника. Здесь следует напомнить, что после встречи патриарха с ангелами, описанной в первой главе, когда его лицо обретает сияющую природу, потусторонние гости Еноха повелевают ему пойти к своим родственникам и рассказать им “все, что нужно им сделать на земле для дома твоего.” Затем Енох созывает своих сыновей и произносит для них короткие наставления этического характера, причем некоторые темы, содержащиеся в них, позже получат свое дальнейшее развитие в более многословных наставлениях, изложенных во второй части апокрифа. Таким образом, начальные главы предвосхищают общую структуру всего апокалиптического произведения, повествующего о том, как главный герой сначала преображается перед Божьим Лицом, а затем возвращается на землю, чтобы рассказать о небесных тайнах своим детям. Ввиду этих важных соответствий между содержанием первых глав и всего апокалипсиса, преображение лица Еноха в самом начале произведения призвано символически суммировать его главную идею, таким образом подготавливая читателя к главному апокалиптическому событию этого повествования: прославлению адепта перед Лицом Бога в 22-й главе Второй книги Еноха.
Оригинал взят у arenas в Древность Йом а-Кипурим
Обычаи Йом а-Кипурим коренятся в древнейших традициях и верованиях человека. Ещё во времена седой древности люди верили, что грех, т.е. некое ритуальное нарушение, оскверняет человека или здание и привлекает к нему истребительный гнев Бога. Этот объект или субъект нуждался в специальном ритуальном очищении, которое одно могло састи его от гибели. Такое очищение мог провести только жрец посредстом специальных ритуальных церемоний. По окончании таких церемоний человек считался очищенным и приближенным к Богу.
Read more...Collapse )

Обучение СО в начальной школе и обучение в средней школе отличаются как север Турции и юг Крыма. Это две большие разницы. Потому я решил, в своем роде, поделиться опытом, а не рассказывать, как оно делать правильно. Просто рассказать о тех небольших успехах и трудностях, которые у нас имеются.





1. Компьютер.
Read more...Collapse )

Да, еще в выходные идем смотреть на Открытие Арена матч Спартак-Локомотив. Желающие могут присоединиться.
П.С.: В то вск Спартак уступил команде Локомотив со счетом 2:1. В предь будет еще ходить на игры и подобные мероприятия. Желающие - всега пожалуйста.
Главный редактор ПостНауки Ивар Максутов о новых проектах этой осени: Академии, серии научно-популярных книг и рекуррентных платежах
Лично я регулярно прослушиваю лекции с ресурса. И после многие из них как учебный материал преподаю своему сыну.
К вопросу о том, зачем жить и что такое родина. mikha_el в "Мама, а зачем вы жили?" - 80 лет паспортизации

Помню в третьем классе нас приняли в пионеры. Своего рода инициация. Но так противно было от красной тряпки... Откуда же понять что да как, если никто не рассказывал ничего?

Мои родители познакомились в начале 60-х, когда отец служил в армии, а мать работала на там же объекте по распределению после техникума. Строили они шахты для запуска стратегических ракет с ядерными боеголовками. Мама после семи классов пошла учиться в техникум, там отучилась три или четыре года и по случайности вместо Плесецка попала в Курганскую область.



- Мама, а у вас был выбор - ехать или не ехать?
- нет, ты что! после учебы обязательно было отработать три года
- но ведь это же тюрьма! вас невинных загоняли на рабский труд
- да нет, мы сами ехали, вольнонаемными!
- а библиотека там у вас была?
- магазин был, баня, клуб... столовая была. Мы жили хорошо. Белый хлеб нам отец твой приноси, солдатам всегда было положено. А я еще домой посылки отправляла, макароны, консервы..
- когда мама была беременной, - добавляет отец - то мои ребята со взвода ей свою порцию рыбы всегда отдавали, если она хотела.
- а храм был? :)
- какой храм? в облцентре и то наверное не было храма !
- а зачем вы жили?
- ...

Разговор был долгим, всего не расскажешь.

Мой дед, в конце двадцатых окончил 7 классов деревенской школы и убежал в Ленинград. Потом он получил там паспорт. Фамилию почему-то изменил. Взял новую в соответствии с одним известным человеком, памятник которому стоит перед Казанским собором в Петербурге. Ниже статья о том, как походила паспортизация.

P.S. Память странная штука! оказывается тот человек по фамилии еще и смоленский! А дед ведь был со Смоленщины! слава Богу, что мы живы благодаря родителям и дедам!


Дмитрий Хмельницкий

"Паспортные столы производят облавы..." (Семьдесят лет советской паспортной системе)


Внутренний советский паспорт был изобретен на 16-м году советской власти с заведомо преступными целями. Об этом мало кто сегодня помнит.
В конце декабря 1932 года вышло постановление правительства СССР "Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов". В январе 1933 года началась паспортизация населения и вытекающие из нее мероприятия. А мероприятия вытекали серьезные. Страна оказалась поделенной на две части - на одних территориях вводилась паспортная система, на других - нет. Соответственно делилось и население. Паспорта получали "граждане СССР, постоянно проживающие в городах, рабочих поселках, работающие на транспорте, в совхозах и новостройках". Те, кто получали паспорта, были обязаны прописаться в течение 24 часов.
В первые полгода - с января до июня 1933 г. - проводилась паспортизация с обязательной пропиской паспортов Москвы, Ленинграда (включая стокилометровую зону вокруг них) и Харькова (с пятидесятикилометровой зоной). Эти территории объявлялись режимными. Все прочие существовавшие до того удостоверения и виды на жительство теряли силу на режимных территориях.

***
Read more...Collapse )
***
Смысл внутреннего паспорта далеко выходил за рамки простого удостоверения личности. Вот что говорилось об этом в строго секретном протоколе заседания Политбюро ЦК ВКП (б) от 15 ноября 1932 г.:
"...О паспортной системе и разгрузке городов от лишних элементов.
В видах разгрузки Москвы и Ленинграда и других крупных городских центров СССР от лишних, не связанных с производством и работой учреждений, а также от скрывающихся в городах кулацких, уголовных и других антиобщественных элементов, признать необходимым:
1. Ввести единую паспортную систему по СССР с отменой всех других видов удостоверений, выданных той или иной организацией и дававших до сих пор право на прописку в городах.
2. Организовать, в первую очередь в Москве и Ленинграде, аппарат учета и регистрации населения и регулирования въезда и выезда".
На этом же заседании Политбюро было решено организовать специальную комиссию, которая так и называлась - Комиссия ПБ о паспортной системе и разгрузке городов от лишних элементов. Председатель - В.А. Балицкий.
В паспорте указывалось социальное происхождение владельца, для чего была разработана сложная классификация - "рабочий", "колхозник", "крестьянин-единоличник", "служащий", "учащийся", "писатель", "художник", "артист", "скульптор", "кустарь", "пенсионер", "иждивенец", "без определенных занятий". В паспорте ставилась также отметка о приеме на работу. Таким образом представители власти имели возможность по паспорту определить, как следовало относиться к его владельцу.
Графа "национальность" выглядела по сравнению с графой "социальное положение" относительно невинно и довольно бессмысленно, тем более что заполнялась она со слов владельца паспорта. Но если участь, что этнические депортации, захлестнувшие в следующие несколько лет СССР, планировались Сталиным уже тогда, ясно, что единственный ее смысл - репрессивный.

Read more...Collapse )

Среди тех кому отказали - 41% прибывших без приглашения на работу и живших в Москве более 2 лет. "Раскулаченных" - 20%. Остальные - судимые, "лишенцы" и пр.
Но не все москвичи обращались за паспортом. В справке указывается: "Граждане, получившие извещение в отказе в выдаче паспортов по истечении установленного законом 10-дневного срока, в основном удалены из Москвы и Ленинграда. Однако этим не разрешен вопрос удаления беспаспортных. Москва и Ленинград были засорены огромным количеством деклассированного элемента, живущим на нелегальном положении. При объявлении паспортизации они, зная, что им безусловно откажут в выдаче паспорта, не являлись совершенно на паспортные пункты и укрывались на чердаках, в подвалах, сараях, садах и т.д.
...Для успешного поддержания паспортного режима .... организованы специальные паспортные столы, имеющие свою инспектуру и негласное осведомление в домах. Паспортные столы производят обходы, облавы, проверки домоуправлений, бараков для сезонников, мест скопления подозрительных элементов, нелегальных ночлежек...
Этими оперативными мероприятиями задержано беспаспортных:
по Москве - 85 937 чел.
по Ленинграду - 4 766 чел.,
направленных в порядке внесудебной репрессии в лагеря и трудовые поселки. Основную массу задержанных составляли беглецы из Центрального черноземного района и Украины, занимавшиеся в Москве кражами и нищенством".

Это было только начало самого жуткого десятилетия в истории СССР.



Слово в день Усекновения главы Иоанна Предтечи

Прот. Всеволод Шпиллер






Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня Церковь ублажает святого пророка Предтечу и Крестителя Иоанна, ублажает его мученическую кончину, его преставление. Мы всегда ведь празднуем святого в день его смерти земной — перехода в другую жизнь, когда святой становится нашим ходатаем. Вот сегодня его мученическую кончину мы с вами празднуем, потому что получили на небе поразительного обо всех нас, братья и сёстры, ходатая, о котором Спаситель сказал, что он был «величайшим из рождённых жёнами». И Церковь прославляет Предтечу Крестителя Иоанна сейчас же после Божией Матери, поставляя их всегда вместе: Божия Матерь и Предтеча, Креститель Господень Иоанн.

Нет ни одного православного храма, в котором не было бы на иконостасе иконы Деисиса (или Деисуса). В переводе это значит «прошение», «моление». На этой иконе изображён в славе Господь Иисус Христос и по одну Его сторону — Божия Матерь, а по другую — Предтеча Господень Иоанн Креститель, молящиеся вместе обо всём мире, о каждом из нас в отдельности и обо всех нас вместе — о Церкви Божией. Они сближены около престола Божия, около прославленного Господа Иисуса Христа, Сына Божия. Они всегда около Него, в непосредственной близости и к Нему, и один к другому. Это близость поразительная, а мы с вами так часто, братья и сёстры, забываем об этом! Мы с вами так часто забываем даже праздники, которые Церковь благодаря такой близости, установила только для Божией Матери и для Иоанна Крестителя — особенные праздники, один из которых Церковь отмечает, ублажая и празднуя сегодня Усекновение главы пророка Предтечи и Крестителя Иоанна..

Близость у них поразительная. И в Богослужениях наших мы так часто молимся им вместе, хотя и не замечаем этого, пропуская мимо слуха нашего эти богослужебные тексты. А между тем, так часто Церковь молится об их молитвенном предстоянии: «Молитесь о нас вкупе, Пресвятая Дева Мария, Божия Матерь и Иоанн Креститель!» И иконография наша, и наш богослужебный чин свидетельствуют о необычайной их близости между собой и с Господом Иисусом Христом. А между тем, из Евангелия мы, ведь, с вами об этой близости, как будто, ничего не узнаём. Иоанн Креститель, встретился (если мы будем говорить о том, что знаем из Евангелия) с Божией Матерью один раз, да и то будучи в утробе матери. А иначе они и не виделись. И вместе с тем, они так близки и эта их близость для нас с вами имеет такое особое значение...

Что же их сближает, братья и сёстры? Не родство по плоти, очень далёкое; не оно, конечно, а родство духовного подвига и Божией Матери, и Предтечи и Крестителя Иоанна. Это подвиг самоотвергающейся любви, явленной и Божией Матерью, и пророком Предтечей и Крестителем Иоанном в степени высшей, какая возможна для человека. Когда явился Божией Матери архангел, помните, Она сказала: «Се — раба Господня!» А Иоанн Креститель ведь то же самое говорил: «Я — ничто! Вот за мной идёт тот, у Которого я, раб Его, не достоин и ремня на сандалии развязать на ноге...» Предтеча... «Тот, Кто за мной идёт — Сам Бог, Сам Господь, Спаситель! А я...» Пример этого подвига самоотвергающейся любви и смирения дан самим Господом Иисусом Христом, Сыном Божиим, который «зрак раба принял на Себя». Высшая мера смирения, этой самоотвергающейся любви к Богу, к Божией воле, к промыслу Божьему, полное и совершенное смирение — вот, что их сближает!

Смирение — это подвиг очень трудный, братья и сёстры. Мы с вами так хорошо это знаем.

[Spoiler (click to open)]

Что-то, какой-то пустяк нас раздражает, а мы смирить себя и вытерпеть не можем и раздражаемся, гневаемся, возмущаемся, осуждаем, самообладание теряем из-за какого-то пустяка! Смирение, конечно, трудный подвиг, который требует от нас пройти через какую-то скорбь. Но когда мы через неё проходим, когда мы себя смиряем по-настоящему, Христа ради, и думаем: Подвигоположник, Основоположник подвига есть Господь Иисус Христос, и я, идущий за Ним, хочу хоть в чём-нибудь быть подобным в этом Самому Господу Иисусу Христу, Божией Матери и Иоанну Предтече. Для этого я должен сделать над собой большое усилие. Но как только я его сделаю, так навстречу этому усилию идут токи благодатной помощи, благодатной силы, несущей с собой мир, радость о Духе Святом, ту самую радость, о которой сам Предтеча и говорил: «Я — друг Жениха, Господа Иисуса Христа, и я радуюсь, видя Жениха, радостью необычайной!» Не той ли — конечно, той! — о которой Господь говорил, что её-то у нас никто отнять не может, и больше её нет и не может быть в нашей жизни, чем радость о Дусе Святе, которую приносит нам подвиг смирения?

Мы его боимся, мы его страшимся. Не бойтесь, не будем его бояться! Будем с вами хорошо знать, что он нам даёт, на какую высоту он может вознести человека! Ведь и Божия Матерь была человеком, ведь и Иоанн Предтеча Господень был человеком! Конечно, никто из нас на хоть сколько-нибудь подобную высоту подвигом своего смирения вознестись не может. И тем не менее, он поднимает нас над этим миром, над всеми его скорбями, над скорбями нашей собственной жизни в подвиге том или ином. Смирение несёт с собой радость о Дусе Святе, ту, которая есть начаток блаженства Царства Небесного, уготованного для спасающихся во Христе верующих православных христиан.

Мы с вами сегодня будем молить Бога, будем просить у Иоанна Предтечи о том, чтобы, идя этим путём, и подвизаясь подвигом смирения на каждом шагу, братья и сёстры, (потому что подвига смирения жизнь требует от нас поминутно), чтобы на этом пути было всегда заступление Предтечи Господня Иоанна, так же как и Божией Матери.

После литургии мы с вами будем молиться об упокоении всех русских православных воинов, положивших свою жизнь на поле брани за веру, за отечество своё, исполнивших свой долг перед своим народом, помня, что исполнение этого долга тоже потребовало от них смирения. По-настоящему подвизаться воинским подвигом, полным необычайного героизма, трудно... Это подвиг смирения. Было время, когда наши воины, братья и сёстры, шли в бой, в сражение за Родину, надевая на себя белые, чистые рубахи, потому что они шли не убивать, они шли отдавать свою жизнь за Родину, за нацию, за людей! Это подвиг любви самоотверженной, самоотвергающейся, которая и есть высшая мера смирения.

Да упокоит Господь Бог всех, положивших душу свою за близких своих, за свою Родину, за свой народ! Аминь.

11.09.76.

http://enisey.name/book_shpiller/ch01s65.html


                                           
Биолог Евгений Шеваль рекомендует лучшие интернет-ресурсы, которые помогут разобраться в биологии клетки и генетике

Теги:

И мало кто помнит, что не так давно, в конце 90-х было сказано, что Цой это Илия, которому должно придти. Он пришел, но не узнали его, а поступили с ним как хотели.

Оригинал взят у mikha_el в Виктор Цой и имя Илия: "Мой Бог - Яхве".
15.08.2013


Иеровоам построил храмы–капища и стал назначать священниками
не левитов, а случайных людей.
На пятнадцатый день восьмого месяца Иеровоам устроил праздник,
подобный тому, какой бывает в Иудее.
Он сам поднимается к жертвеннику. В пятнадцатый день восьмого месяца
(месяц, который он выбрал по собственному произволу,
чтобы учредить праздник для израильтян) поднимается он к жертвеннику в Бет–Эле
(который сам же и воздвиг). Поднимается он к жертвеннику,
чтобы вознести жертвенный дым…

3Цар.12:32-34


Пятнадцатый день восьмого месяца. Сегодня 15 августа, день памяти Виктора Цоя. Известно, что некоторые всерьез говори о том, что он был не просто певцом, но что выполнял особое служение, соотносимое с именем Илия. Говорили, что его песни соотносятся с евангелием. Может быть - это вопрос веры.


- Воздай им, Господи, чем Ты должен воздать: дай им пустую утробу, иссохшие груди.

- За все то зло, что они совершили в Гилгале, Я уже там возненавидел их, за их злые поступки Я изгоню их из Моего дома. Я не буду их больше любить — их начальники мне непокорны. Сражен Ефрем! Иссох их корень, не принесут они плода. Если и будут рожать, Я истреблю все лучшее, что произведет их чрево.

Мой Бог отвергнет их, потому что они не послушались Его, и будут они скитаться среди народов.

Осия, 9:14-17

Осия ведет диалог с Яхве и тот ему отвечает. Пророк - это тот, кто Господа и Его закон любит больше, чем свой народ, своих родственников. Пророк не проклинает своих гонителей и врагов в бытовом смысле слова. Но он ревнует о чистой любви, первой любви Израиля с Яхве.

Мой Бог - если учесть употребляемое в 14 стихе имя Бога Яхве (Господь), то получается мой Бог - Яхве или просто Илия. Таким образом Осия является пророком с именем Илия.
Память св. мученицы Ирины
проповедь о. Виталия Борового,
17 мая 1978 г.




Дорогие братья и сестры!


Почему мученицу Ирину называют славной? Потому что она славно пострадала за Христа. Но все мученики пострадали за христа, а во-вторых не в страданиях суть мученичества.

Первые христиане называли называли мученика "martyr" - что значит свидетель за Христа.

Свидетели выступали в суде, как и сейчас. Но тогда свидетеля нужно было бить. пытать чтобы он сказал правду. И тогда быть свидетелем было разнесчастное дело. Никто не хотел быть свидетелем. И готовность идти на допрос с пристрастием, тобы засвидетельствовать как было дело - вот что было ценно. О Христе тогда почти никто ничего не знал, разве тоько те, кто общались с ним.

Христианство распространялось среди бедного народа и бедным народом. Что они могли сказать при встречах с учеными, могущественными, сильными, имеющими власть в то время? Они проповедовали Христа: Он учил так и так жить. Но чем они могли доказать, что это так, что это Христос, неизвестный какой-то Христос, Которого римский чиновник распял на кресте, как преступника, что этот Христос есть Спаситель мира?

И вот тогда они предлагали свое свидетельство. Свидетельство своей жизнью, как в суде - хочешь мне верить - я готов отдать свою жизнь, здесь кровью своей, жизнью своей, всем своим существом засвидетельствовать, что это верно, что я тебе говорю, что я тебе говорю правду, что это истина. Я тебе даю самое ценное - самого себя, жизнь свою.

Что же за особое такое мученичество Ирины, что она стала славной?

Дело в том, что при первом ее страдании - когда семья на нее ополчилась, отец ее - то она обратила ко Христу три тысячи язычников в Македонии. Потом, по втором ее страдании, когда уже и отец уверовал , она пострадала от государственной власти. Второе ее мученичество привело ко Христу уже десять тысяч человек. Слава ее - в том, что она привела ко Христу великое множество людей.

Наша с вами задача - быть свидетелями Христа. От нас сейчас не требуется пролития крови. Да, но от нас требуется быть свидетелями в таких формах жизни, какие сейчас доступны. Не думайте, что сейчас свидетельство о Христе, за Христа легче, чем тогда. Иногда легче сказать: "Я умру за Христа вот сейчас,если надо" (но никто от нас этого не требует), чем жить десять, двадцать лет, всю жизнь свидетелем о Христе, когда на каждом шагу чувствуешь последствия своего свидетельства: общественные, семейные - везде ты встречаешь отрицательное к себе отношение.

От тебя сейчас требуется всю жизнь свидетельствовать за Христа. Всю жизнь быть в каком- то таком положении, когда жизнь тебя теснит за твое свидетельство, а ты свидетельствуешь о Христе.
Христос воскрес!

.
Например, кумраниты и ессеи - классические представители "убегших" из церкви. Напомню, что эти течения были наиболее близки к Иисусу.

Собственно, моя мысль такова: неужто в церкви что-то начало свершаться? Кажется народ чуть очухался и подал глас вопиющего (в пустыне?).

в городе нет воды. авария на магистрали.

к киоску по раздаче питьевой воды по 4 руб за 1 л стоит очередь с ведрами.

смешно смотреть.

впрочем, к вечеру будет грустно осознавать, что посуда не мыта и что э... канализация не работает.

будем служить домашний молебен о скорейшем ниспослании воды.


на выходные стоял лагерем в лесу три дня, так поливало стеной дважды в сутки. каждый день успевал 15 раз промокнуть и 17 высохнуть. Слава Богу, что жизнь такая интересная!

Теги:

Вопросы жизни и смерти.


Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь.

(*Доктор Живаго*)

Вы дайте им есть

Христиане ее часто не являют, даже стыдятся. Это великая неправда, которая вошла в ваши сердца. Господь дает радость, и не просто радость, но радость совершенную. И мир, который Он дает, совершенный, ибо он Божий.

Священник Георгий Кочетков

Вы дайте им есть (Мф 14,14-22)

Слово на литургии 29 июля 1990 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Часто говорят: я Павлов, я Аполлосов, я такого-то батюшки, я такого-то старца и т.д. И тогда тот или иной человек затмевает собой наше единство в Духе. Когда это происходит это значит, что мы еще плотские.

Так же стоит появиться новому учению все на него бросаются. Hо редко эти учения бывают очень новыми. А христианства мы не знаем, боимся и часто поэтому блюдем лишь букву, а не его дух.

В евангельском рассказе о насыщении пяти тысяч Господь не велит идти куда-то покупать хлебы на стороне, у других, и кормить ими тех, кто Его слушает. Он говорит ученикам: Вы дайте им есть! Пусть мы нищие, но если с нами Господь, мы всем обладаем и не должны отсылать людей от себя то направо, то налево. Hам нужно питать людей и физической пищей, так как есть потребности плоти, и нельзя грешить против нее. Мы не должны думать о пище душевной и о пище духовной, отсылая людей куда-то еще ведь все мы можем дать людям нетленную пищу причастия Жизни Вечной, Царства Hебесного, которое есть мир и радость во Святом Духе.

В евангелии от Иоанна Господь говорит: Да радость Моя в вас пребудет, и радость ваша да будет совершенна. Хотелось бы напомнить об этой радости. Христиане ее часто не являют, даже стыдятся. Это великая неправда, которая вошла в ваши сердца. Господь дает радость, и не просто радость, но радость совершенную. И мир, который Он дает, совершенный, ибо он Божий.

Совершенная Божия радость не разгул, она не от ветра головы. Эта радость войдет в Царство Hебесное, и без нее никто из нас Царства Hебесного получить не сможет! Будем всегда помнить об этом! Будем слушать Священное Писание, будем думать о тех строках, которые врезались нам в душу, и этим будем назидать друг друга.

Аминь.

Православная  община № 1 от 1991 г.
     
К вопросу "почему мы живем так плохо".

Некогда в разговоре с о. Павлом Адельгеймом я спросил его "как жить иначе в современном мире и обществе?" Он не ответил прямо, но сказал, что "если люди начнут учиться, то ситуация изменится".

Тогда его слова мною были поняты скорее в направлении духовного образования - и это верно. Но сейчас я вдруг стал понимать, что равноценно важно для людей и т.н. "базовое" образование, касающееся наук. Предыдущий мой пост "Школа: одиннадцать лет сотни тысяч молодых людей делают то, что им не нравится и что приносит одни только муки" точечно указывает цитатами на старые больное места:
- Школа по-прежнему ставит фантастическую задачу: вырастить неясного гармоничного человека, который будет знать все про все.
- Мы создали такую систему образования, в которой незаинтересованность детей в получении знаний представляется естественной и нормальной.
- Родители заставляли учиться нас. Мы заставляем своих детей.
- Школа навязывает нам странную систему ценностей: если человек хорошо учится по всем предметам, то он – молодец.

Ответов на критику пока что мало, а ответы нужны. В части жизни церковной ответы давно существуют: церкви нужна миссия, катехизация; нужно являть примеры жизни вместе: общины и братства. В части жизни привычно-обычной ответов меньше. Один из ответов - Семейное образования. Сейчас я говорю не столько о формах образования детей, сколько о семейном образовании всех членов семьи. Ведь обучая своего ребенка на СО я сам научился гораздо больше, чем он. Одна из новых попыток найти ответы на вопросы - начало издания журнала "Семейное образование".

Без серьезны перемен в обществе, без поиска ответов на подлинные глубинные вопросы не получится жить хорошо. И здесь слышны параллели с недавним, далеким от образования, интервью Ходорковского, где на вопрос "какими, по-вашему, будут главные слова ближайшего пятилетия?" он ответил: "с полной определенностью: «Культурная революция».
Школа по-прежнему ставит фантастическую задачу:
вырастить неясного гармоничного человека,
который будет знать все про все.


Цитата из книги Андрея Максимова "Песталоцци XXI":

"Подавляющее большинство детей не любят ходить в школу, не любят делать домашнее задание, не любят учиться.
Если вдуматься – это кошмарная ситуация: одиннадцать лет сотни тысяч молодых людей делают то, что им не нравится и что приносит одни только муки.
...
Мы, взрослые, воспринимаем «учение – мучение» как нечто естественное и привычное, потому что, когда мы были молодые, мы тоже не любили ходить в школу, делать домашнее задание и учиться.
Родители заставляли учиться нас. Мы заставляем своих детей. Привычный порядок вещей. Мы говорим ребенку: «Не ленись! Трудись давай! Делай уроки! Мало ли что тебе трудно и неинтересно! Мне тоже было трудно и неинтересно». «Я мучился в школе, теперь ты помучайся» - такова логика многих родителей в отношении собственных детей. В итоге наши дети вырастают с ощущением, что труд – это некое занудливое и неинтересное занятие.
...Read more...Collapse )

March 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Теги

Powered by LiveJournal.com